haustheoretiker

Моя политическая предыстория. Часть 1. 90-е

«Жить только для семьи — это животный эгоизм, жить для одного человека — низость, жить только для себя — позор.» (Островский Н. Письмо Р. Ляхович от 30 апреля 1930 г.)
«Если после прочтенных собраний сочинений классиков марксизма человек,  как и прежде, ни в чем не бывало, ест, пьет, лежит на диване, то это  означает, что смысл, вложенный великими революционерами в свои бесценные  труды, прошел мимо ушей читателя.» (Поляков К. Работать как Ленин)
«Ощущая в совершенстве освоенным диалектико-материалистическим методом  уровень грозящей опасности, «диванный коммунист» перестает вести борьбу  даже с собственного дивана. Становится «домашним теоретиком коммунизма» —  обывателем — неуловимым для царской охранки носителем коммунистических  идей. Ни враги, ни друзья никогда не узнают правду об этом человеке. Его  аккаунт в соцсетях чист, тексты его пропагандистских работ сожжены,  обличительные видео не отсняты. Он не ведет никакой пропагандистской и  агитационной деятельности, но глубоко в душе считает себя коммунистом.  Это ли не ирония воспаленного сознания?» (Поляков К. [Там же])

Вот я и решил попытаться перейти из домашних теоретиков в диванные коммунисты. Набрал тут умных цитат. Впрочем, люди поумнее меня пишут, что надо бы сразу в нормальную организацию податься, но у меня кишка тонка. Так что начну описывать, как я до такого докатился, а там, кто знает... Если что, извините за рыхлость и краткость, ибо мне трудно писать связные объемные тексты.

Родился я перед самой перестройкой и, соответственно, позднесоветскую действительность в сознательном возрасте почти не застал. Разве что помню очереди. Детский сад перед школой у меня был общечеловечески-гуманистически-нейтральный. В августе 91-го слышал по радио, что в Москве что-то происходит.

В октябрята я опоздал, поскольку пошёл в школу в 92-м. В 93-м снова были тревожные известия из Москвы. Тогда я не придавал им большого значения, но уже через несколько лет радовался тому, что Ельцин тогда нас всех спас от каких-то бяк. Вообще тогда (да и до недавних пор) первый президент России был для меня священной фигурой. В целом школьные 90-е годы были для меня временами «примирения и согласия», хотя и с некоторой долей негатива в отношении советского периода истории (репрессии и т. п.) Нет, если честно примирялось не очень. Но того же Ивана Ефремова к концу 90-х я читал с удовольствием, хотя «Час быка» считался сатирой на брежневские времена. Ну и радио «Свобода» звучала в доме. А что касается Ефремова, то запало в мне в душу тогда чудное словечко «диалектика», хотя я и не мог понять, что это за зверь.

В следующий раз я продолжу в хронологическом порядке и перейду к 2000-м годам. Смешно, когда эпиграфы превышают объемом авторский текст, но это мой первый опыт в «Живом Журнале».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened